Арбитражный Спор О Взыскании Денежных Средств За Невыполнение Обязательств По Ремонту Автомобиля

Привет, всем, как Ваши дела? С вами снова я — Евгения Сергеевна, рассказываю, показываю свой большой опыт в юридическом поле, мой опыт небольшой, всего 8 лет, и все равно смогу быстро Вам помочь, а если потребуется проконсультируюсь у своих коллег и сейчас рассмотрим и узнаем о — Арбитражный Спор О Взыскании Денежных Средств За Невыполнение Обязательств По Ремонту Автомобиля. Есть возможность, что по какой-то причине в Вашем городе может не быть профессиональных юристов/нотариусов/адвокатов, тогда сможете написать свой вопрос, и по мере возможности смогу ответить всем. А лучшее решение будет для Вас узнать в комментариях у постоянных посетителей/читателей, которые, возможно, уже раньше сталкивались и решили данный вопрос и поделяться с Вами его решением.

Аttention please, данные могут быть неактуальными в момент Вашего прочтения, законы очень быстро обновляются, дополняются и видоизменяются, поэтому ждем Вашей подписки на нас в социальных сетях, чтобы Вы были в курсе всех обновлений.

Условие о сроке выполнения работ не является обязательным для договоров возмездного оказания услуг, поскольку существенным условием указанного договора является оказание исполнителем услуг, а со стороны заказчика — плата за оказанные услуги, в данном случае услуги по предоставлению исполнителем своего персонала. Таким образом, суд, проанализировав положения спорного договора, пришел к выводу о том, что стороны достигли соглашения по его существенным условиям и обоснованно признали договор заключенным.

В соответствии со ст. 15 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.

Исковое заявление
о возмещении убытков,
причиненных изменением (или: расторжением) договора

Согласно ст. 309 Гражданского кодекса Российской Федерации обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований — в соответствии с обычаями делового оборота или иными обычно предъявляемыми требованиями.

По смыслу статьи 783 Гражданского кодекса Российской Федерации общие положения о подряде (статьи 702 — 729) и положения о бытовом подряде (статьи 730 — 739) применяются к договору возмездного оказания услуг, если это не противоречит статьям 779 — 782 настоящего Кодекса, а также особенностям предмета договора возмездного оказания услуг.

Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 23 января 2014 г. N Ф05-17104/13 по делу N А41-58573/2012 (ключевые темы: договор возмездного оказания услуг — договор подряда — автозапчасти — ремонт автомобиля — дополнительные доказательства)

Истец принял на себя обязательства по капремонту двигателя автомобиля. В данном случае важен результат работ — отремонтированный автомобиль. Следовательно, между сторонами сложились правоотношения, которые регулируются положениями ГК РФ о подряде.

Обзор документа

Кроме того, ввиду неквалифицированных действий персонала истца ответчик был вынужден обратиться в стороннюю организацию для проведения диагностики автомобиля и производства ремонта неисправности электросистемы автомобиля. При этом, как указывает заявитель, в апелляционный суд им предоставлялись дополнительные доказательства, подтверждающие указанные обстоятельства, однако апелляционный суд необоснованно не их не принял к рассмотрению.

Банк действовал с той степенью заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота, и принял все меры для надлежащего исполнения обязательства, в связи с чем вина ответчика по списанию денежных средства на основании платежного поручения отсутствует как основание для взыскания убытков.

О суде

Обращаясь с иском о взыскании убытков на основании статьи 15 ГК РФ, истец должен представить доказательства наличия убытков, вины ответчика в их причинении, причинную связь между неисполнением либо ненадлежащим исполнением ответчиком обязательств и понесенными убытками, а также размер убытков.

Индивидуальный предприниматель обратился в Арбитражный суд Республики Адыгея с иском к крестьянскому (фермерскому) хозяйству о взыскании основного долга в размере 1 173 900 рублей, процентов за пользование чужими денежными средствами в размере 75 951 рубля 33 копеек, упущенной выгоды в размере 466 670 рублей 40 копеек и расходов на оплату услуг адвоката в размере 20 000 рублей.
Между индивидуальным предпринимателем (покупатель) и крестьянским (фермерским) хозяйством (продавец) был заключен договор купли-продажи сахарной свеклы урожая 2009г. от 25.08.2009, по которому продавец обязался передать в собственность покупателю сахарную свеклу урожая 2009 года (зачетный вес), а покупатель обязался принять и оплатить товар на условиях договора.
Предприниматель направил хозяйству претензию, в которой сообщил об отказе от исполнения договора в связи с нарушением поставщиком условий о поставке и потребовал возвратить 1 173 900 рублей предоплаты, а также уплатить проценты за пользование чужими денежными средствами и упущенную выгоду.
Поскольку ответчик не выполнил указанные требования, истец обратился в суд с требованием о взыскании спорных сумм.
Решением с ответчика в пользу истца взыскано 1 173 900 рублей задолженности, 466 670 рублей 40 копеек упущенной выгоды, 63 292 рубля 73 копейки процентов, 20 000 рублей расходов на представителя, в остальной части исковых требований отказано.
Постановлением апелляционного суда решение арбитражного суда изменено: в удовлетворении требования о взыскании упущенной выгоды и расходов на представителя отказано.
Суд пришел к выводу, что истец не доказал размер упущенной выгоды, так как не учел при ее расчете затраты на переработку сахарной свеклы, отгрузку сахарной свеклы и готовой продукции, налогообложение, трудозатраты, а также не представил доказательств приготовлений и принятия мер к продаже предполагаемого к получению объема сахара.
Постановлением кассационной инстанции постановление суда апелляционной инстанции оставлено без изменения.
В силу статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере. Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).
Таким образом, обращаясь с иском о взыскании убытков на основании статьи 15 ГК РФ, истец должен представить доказательства наличия убытков, вины ответчика в их причинении, причинную связь между неисполнением либо ненадлежащим исполнением ответчиком обязательств и понесенными убытками, а также размер убытков.
В соответствии с пунктом 4 статьи 393 ГК РФ при определении упущенной выгоды учитываются предпринятые кредитором для ее получения меры и сделанные с этой целью приготовления. Согласно пункту 11 Постановления Пленумов Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 01.07.1996 № 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» размер неполученного дохода (упущенной выгоды) должен определяться с учетом разумных затрат, которые кредитор должен был понести, если бы обязательство было исполнено. В частности, по требованию о возмещении убытков в виде неполученного дохода, причиненных недопоставкой сырья или комплектующих изделий, размер такого дохода должен определяться исходя из цены реализации готовых товаров, предусмотренной договорами с покупателями этих товаров, за вычетом стоимости недопоставленного сырья или комплектующих изделий, транспортно-заготовительских расходов и других затрат, связанных с производством готовых товаров.
Однако из представленного расчета усматривается, что упущенную выгоду предприниматель рассчитал как сумму не полученного им дохода от реализации сахара, с учетом оплаты за переработку и с учетом стоимости самой свеклы, но без учета затрат истца в виде транспортных расходов, расходов на налоги, заработную плату.
На основании изложенного, суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что истец не подтвердил надлежащими доказательствами использованные им в расчете упущенной выгоды сведения о стоимости затрат, необходимых для переработки сахарной свеклы (механические потери, гарцевый сбор завода-переработчика, потеря сахаристости, количество тары), размере расходов на отгрузку (транспортировку) готовой продукции, а также конечную стоимость товара (сахара-песка), с учетом подлежащих уплате налогов, стоимости трудозатрат, не представлены доказательства осуществления приготовлений и мер для продажи предполагаемого к получению объема сахара.
(Дело №А01-814/2010).

Рекомендуем прочесть:  Как оплачивать капитальный ремонт через сбербанк онлайн

Обобщения судебной практики по рассмотрению дел, связанных с взысканием убытков.

Сельскохозяйственный кооператив обратился в арбитражный суд с исковым заявлением к Российской Федерации в лице Федеральной службы судебных приставов, Межрайонному отделу Управления Федеральной службы судебных приставов по Республике Адыгея, судебным приставам-исполнителям Межрайонного отдела Управления Федеральной службы судебных приставов по Республике Адыгея о признании незаконным бездействия судебного пристава-исполнителя Межрайонного отдела Управления Федеральной службы судебных приставов по Республике Адыгея К., допущенного по исполнительному производству, возбужденному на основании исполнительного листа арбитражного суда, выданного в рамках дела о взыскании задолженности с общества с ограниченной ответственностью А, и взыскать с Российской Федерации в лице ФССП убытки в сумме 1 800 200 рублей 78 копеек. Одновременно заявитель просил восстановить срок на обжалование бездействия судебного пристава-исполнителя.
Решением арбитражного суда, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции, срок на обжалование бездействия судебного пристава-исполнителя восстановлен, бездействие судебного пристава-исполнителя К. признано незаконным, с Российской Федерации в лице ФССП за счет казны Российской Федерации в пользу кооператива взысканы убытки в сумме 1 800 200 рублей 78 копеек, в отношении остальной части заявленных требований производство по делу прекращено в связи с отказом кооператива от соответствующей части первоначально заявленных требований.
Постановлением кассационной инстанции, решение арбитражного суда и постановление арбитражного апелляционного суда оставлены без изменения.
Суды установили, что после возбуждения исполнительного производства судебным приставом-исполнителем не предпринимались действия по направлению соответствующих запросов в налоговый орган с целью установления сведений о наличии у должника открытых расчетных счетов и бухгалтерской отчетности.
Непринятие мер по установлению открытых счетов должника и аресту денежных средств привело к тому, что за период с 17.11.2009г. по 31.03.2010г. по открытому должником после возбуждения исполнительного производства расчетному счету в Адыгейском филиале ОАО «Россельхозбанк» получены и израсходованы на обеспечение текущей деятельности денежные средства в общей сумме 5 474 620 рублей.
Судебному приставу-исполнителю на момент возбуждения исполнительного производства было известно о наличии у должника движимого и недвижимого имущества, стоимость которого согласно отчету об оценке превышала сумму долга, однако им не предприняты своевременные и надлежащие действия по обращению взыскания на него.
В результате банкротства должника (ООО «21 век») и проведения конкурсного производства выявлено имущество только на сумму 3 586 819 рублей, после реализации которого требования кооператива удовлетворены на сумму 47 800 рублей. На момент рассмотрения настоящего дела какое-либо имущество у должника отсутствует, конкурсное производство завершено. В результате незаконного бездействия судебного пристава-исполнителя должник фактически утратил возможность удовлетворения оставшейся части своих требований по исполнительному документу в размере 1 800 200 рублей 78 копеек.
Материалами дела подтверждено наличие у должника имущества, банковских счетов, на которых имелись денежные средства, достаточные для погашения задолженности перед взыскателем в момент возбуждения исполнительного производства и в течение периода времени, достаточного для наложения на них ареста. Доказательства же принятия судебным приставом-исполнителем предусмотренных законодательством об исполнительном производстве мер для обращения взыскания на указанные денежные средства в материалах дела отсутствуют, равно как и доказательства совершения предусмотренных Законом мер, направленных на обращение взыскания на имущество должника, что свидетельствует о неисполнении им своих обязанностей, ответственность за которые предусмотрена статьями 330 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, 1069 Гражданского кодекса Российской Федерации.
При рассмотрении данного дела суды указали, что исполнительный лист не исполнен, исполнительное производство окончено ввиду передачи исполнительного документа конкурсному управляющему должника, у должника-банкрота отсутствует имущество, то есть взыскатель утратил имевшуюся первоначально возможность удовлетворения своих требований за счет должника. Каких-либо доказательств наличия у ООО «21 век» иного имущества, за счет которого возможно исполнение судебных актов, ответчики не представили.
Названные обстоятельства подтверждают наличие причинно-следственной связи между противоправными действиями (бездействием) судебного пристава-исполнителя и возникновением у кооператива убытков в размере 1 800 200 рублей 78 копеек, составляющих невзысканную задолженность по исполнительному листу.
Поскольку в результате незаконного бездействия судебного пристава-исполнителя имевшаяся возможность взыскания долга с должника утрачена, требование заявителя о взыскании убытков подлежит удовлетворению в полном объеме (пункт 11 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного суда Российской Федерации от 31.05.2011 № 145 «Обзор практики рассмотрения судами дел о возмещении вреда, причиненного государственными органами, иными органами местного самоуправления, а также их должностными лицами»).
Согласно статье 3 Федерального закона от 21.07.1997 № 118-ФЗ «О судебных приставах» судебный пристав является должностным лицом, состоящим на государственной службе, следовательно, вред, причиненный его действиями, подлежит возмещению на основании статей 15, 16, 1069 и 1082 Гражданского кодекса Российской Федерации за счет казны Российской Федерации. Данный вывод соответствует разъяснениям, содержащимся в пункте 12 постановления Пленумов Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 01.07.1996 № 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации».
Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в пункте 2 постановления от 22.06.2006 № 23 «О некоторых вопросах применения арбитражными судами норм Бюджетного кодекса Российской Федерации» разъяснил, что при удовлетворении иска, предъявленного в соответствии со статьей 16 и 1069 Гражданского кодекса Российской Федерации, в резолютивной части решения суда указывается о взыскании денежных средств за счет казны соответствующего публично-правового образования. Должником в обязательстве по возмещению вреда, причиненного в результате незаконных действий судебного пристава-исполнителя, является Российская Федерация в лице Федеральной службы судебных приставов.
(Дело №А01-296/2011).

Ссылка на основную публикацию